Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:22 

Рассказ (перевод, канон): "У реки"

Aeine
Простите, маэстро, я пьян и слегка фамильярен, И музой замурзан. Давайте сыграем луной на полночном бильярде, Эй, звезды! По лузам!
Название: У реки (By the River), рассказ из цикла "Glimpses"
Автор: Линн Флевеллинг
Перевод: Странница, Sword Dancer
Бета: Yamino Aya
Разрешение на перевод: получено
Примечание: Все персонажи и права принадлежат автору.
стилистическое оформление текста - согласно с оригиналом :smiletxt:

От себя лично: огромное спасибо Страннице за проделанную работу, а так же Линн, которая дала согласие на перевод (ну и собственно написала сие творение))

Он наклонился к воде и осмотрел рубец, вспухший на левой скуле. Злые глаза пристально смотрели на него сквозь красно-желтые листья, плывущие по течению: Ты снова провалился.

Провалился как маг, как наемник, даже в своем праве по рождению. На твоих руках кровь, а ты даже воровством не можешь обеспечить себе жизнь.

Он опустил левую руку в воду, разбивая осуждающий взгляд, и приложил ладонь к раненой щеке. Права была старая пословица: голод жестокий хозяин и плохой проводник. Как глупо было попытаться обчистить карманы купца в этой крысиной дыре, городке на реке, полном воров! Хуже даже, чем попытка обмануть тех матросов в Исиле двумя днями раньше.

Они оказались намного умнее, чем можно было сказать по их виду, и забрали все, что у него было: лошадь, меч, деньги, плащ, сапоги – предварительно избив его до полусмерти и выбросив на помойку за городскими стенами.

Торговец в Стрейтфорде тоже оказался не так глуп. Заплатил какому-то странствующему дризиду, чтобы тот заколдовал его кошелек, который сомкнулся вокруг руки Серегила, как только он коснулся серебра. И у мужчины тоже оказались поблизости друзья, которые быстро пришли на помощь. Серегил едва избежал еще одного избиения, и скрылся только потому, что прыгнул с моста в реку, протекающую через центр города.

Он посмотрел на ободранные остатки кошелка, все еще свисающие с его запястья. Шелковая ткань порвалась, когда он прорывался к берегу, и монеты, лежащие в ней, были растеряны по дороге. Заколдованные завязки кошелка все еще врезались в кожу, слишком туго, чтобы их снять, а у него не было ножа, чтобы срезать их. Он кисло признал, что если бы не был настолько безнадежен на уроках Нисандера, возможно знал бы, как разбить заклинание.

И снова, если бы у меня были способности к магии, я бы не был здесь, один, босой и умирающий от голода, в лесах черти где, среди тупых, уродливых, жестоких тирфейе, ведь так?

Он сел на пятки и осмотрелся; он ненавидел этот чужеземный пейзаж даже сильнее, чем ненавидел себя в данный момент. Река, дорога, глухой лес со всех сторон не сильно отличались от окрестностей владений его отца, и в то же время все было другим.

Он мог, конечно, в крайнем случае вернутся в Римини, не взирая на все свои печальные клятвы, которые он давал, покидая его. Нисандер плакал, когда он уезжал в последний раз, и умолял остаться, но ему не было места среди магов, насмехающихся над его неудачами.

При желании он мог снова получить место при дворе, если бы хотел играть роль подчиненного. Он все еще оставался родственником Королевы, несмотря на свой позор в прошлом. Они б нашли ему какую-нибудь новую должность прислужника. Его неудачи как переписчика и ученика в Ореске со временем поблекли бы. Люди не всегда бы смеялись за его спиной…

Нет, они всегда будут смеяться.

Осеннее солнце все быстрее уходило за горизонт, а он слишком устал, чтобы идти дальше. Да и зачем беспокоиться? Он убегал со вчерашнего дня, не разбирая дороги. Впервые он не мог вспомнить, когда у него в последнее время действительно была цель.

- Да пошло оно всё! – прорычал он вслух.

Он выпил немного воды, чтобы успокоить пустой желудок, и осмотрелся в поисках укрытия. Здесь не было ничего подходящего, поэтому, прихрамывая, он поднимался на поросший деревьями холм до тех пор, пока не нашел раскидистую ель. Присев с солнечной стороны, он попытался найти удобное местечко между корнями. Солнце уже почти касалось вершин отдаленных гор. Легкий ветерок становился холоднее и забирался в дыры его рваной куртки и штанов. Дрожа, он подтянул ногу поближе и осторожно вытащил острый камешек, застрявший в пятке. Ступни были покрыты грязью, мелкими царапинами и порезами. В детстве он часто бродил по лесам Боктерсы босиком, тогда его ступни были достаточно твердыми и огрубевшими, но это было очень давно.

Лучше бы ты принял предложение лодочника в Исиле, – продолжал насмешливый голос в голове. – Мы уже знаем, что шлюха из тебя получится лучше, чем вор. По крайней мере, была б крыша над головой. Он бы даже накормил тебя в таверне, если б ты принял его покровительство…

Волна отчаянья накрыла его. Возможно, ему стоило поступить, как другие много лет назад – набить карманы камнями и броситься за борт в тот первый день изгнания, когда его родина скрылась за горизонтом.

Отразившийся в воде солнечный луч ударил в глаза. Сейчас его абсолютно ничего не удерживало от этого, разве нет? Но внезапно он почувствовал себя слишком замерзшим, слишком уставшим и ничтожным, чтобы набраться сил, спуститься к берегу и броситься в воду.
________

Он, наверное, задремал. Иначе никакой тирфейе не смог бы подобраться к нему так близко, как этот. Поэтому ему хватило времени только на то, чтобы броситься в ближайшие заросли ежевики, прежде чем человек появился из-за деревьев менее чем в двадцати футах от места, где он сидел. Поцарапанный и дрожащий, он выглянул из колючих зарослей, наблюдая, как незнакомец поднимается по холму.

Последние закатные лучи оказались за спиной человека и длинные тени стали чернее. Все, что Серегил мог сначала рассмотреть, была высокая, широкоплечая фигура с длинными ножнами, тяжело свисающими у левого бедра.

Человек остановился возле дерева, потом осмотрелся.
- Эгей? – молодой глубокий голос с акцентом, который Серегил не мог определить. – Девочка, не бойся. Я не причиню тебе вреда.

Девочка? Серегил позволил себе кисло улыбнуться. Тупой, слепой дурак-тирфейе, как и все остальные. Во имя света, как же они все его достали.

Вместе с тем, этому удалось подобраться на опасно близкое расстояние, и сейчас Серегил не мог даже пошевелиться, боясь быть услышанным. Осмотревшись, он нашел в пределах досягаемости камень размером с кулак и схватил его.
Человек немного повернулся, и свет упал ему на лицо. Это был взрослый мужчина, но все еще молодой по меркам тирфейе. Лицо с крупными чертами и в веснушках, как бок форели. Жесткие темно-рыжие волосы нечесаной массой спадали на плечи. Редкие медные усы спускались от углов рта, а его щеки и подбородок были покрыты щетиной. Потертые латы и изношенные сапоги говорили, что он странник определенного рода, в лучшем случае - охранник при торговых караванах, в худшем – бандит.

Жестокий опыт научил Серегила читать по лицам: этот человек не был тупым, совсем не был. Он все время осматривался, казалось, особенно уделяя внимание месту, где спрятался Серегил.

Он знает, что я здесь. Серегил крепче сжал камень, приготовившись в любой момент атаковать. Если он сможет застать этого человека врасплох, оглушить метким ударом, тогда сможет убежать, возможно, даже прихватив меч и мешок, который мужчина нес на плече. Тот не был похож на человека, который станет путешествовать без еды и кремня.

Но человек постоял там еще немного, потом пожал плечами.
- Ну, как хочешь, девчушка.
С этими словами он бросил мешок и начал собирать ветки и трут для костра.

Скорчившись на влажной земле, Серегил с возрастающим подозрением смотрел, как незнакомец при помощи ножа и кремня разжег яркий костер под деревом. Когда тот хорошо разгорелся, он порылся в мешке и достал маленький железный котелок и несколько предметов, завернутых в ткань. Оставив свои припасы у костра, мужчина с котелком направился к реке.

Это было заманчиво, но скорее всего уловка, что бы выманить его. Серегил остался на месте, человек вернулся с котелком и несколькими ветками ясеня, которые он срезал на берегу. Он сделал из них крюк для котелка и повесил его над огнем. Потом он заострил одну палку ножом, развернул свертки и нанизал сосиски и большой кусок желтого сыра, что бы пожарить.

Вскоре чудесный, вкусный аромат распространился над местом привала. Желудок Серегила, который был пуст уже два дня, не считая речной воды и того немногого, что ему удавалось найти, издал громкое бурчание.

Как будто услышав его, мужчина сказал:
- Эй, девочка, здесь более чем достаточно для двоих. Из того, что я успел заметить, тебе не помешает что-то еще, кроме ребер. И одеяло, что бы согреться, лишним не будет. Я не буду просить разделить его со мной. Клянусь Пламенем и Четверкой.

Серегил остался на месте, ненавидя человека все больше.

- Выходи, я знаю, что ты там. Заросли малины будут плохим укрытием, когда выпадет роса, – подождав немного, мужчина раздраженно вздохнул. – Нет? Ну, я не буду тебя заставлять, хотя мне не нравится идея лечь спать, когда ты вот так прячешься там, поэтому нас обоих ждет изнурительная ночь.

Серегил лежал неподвижно, рот наполнялся слюной, в то время как роса оседала на его скудной одежде, холодила спину, а влажная земля - грудь. Сосиски шипели на палке, благоухая розмарином, бараниной и чесноком. В последний раз он вдыхал подобные запахи у рыночных лотков Цирны – во имя Светоносного, как давно? Два года? Пять? Запах готовящейся пищи неожиданно напомнил ему также о Нисандере. Его старый учитель всегда готовил такие сосиски на завтрак, и сыр. И мягкий белый хлеб с медом и вареньем…

Теперь его душил не только голод, но и еще что-то. Что-то, от чего сжалось горло и начало щипать глаза.

Скорее всего, это был трюк, предупредил он себя, часто моргая из-за дыма, который на мгновение закрыл ему обзор. Он шевельнул одеревеневшими пальцами, сжимающими камень. Это был не бандит. Этот человек знал, как ждать, как заманивать добычу. Это было достаточным предупреждением.

Вместе с тем он мог легко прийти за ним. Он знал, где находится Серегил, и предполагал, что имеет дело с беззащитной девушкой. Зачем тогда столько звать и уговаривать?

Серегил боролся с сомнениями еще немного, но запах горячей еды перевесил доводы осторожности. В конце концов, все еще не двигаясь, он спросил:
- Чего ты хочешь от меня? – его голос был хриплым как у ворона, он ни с кем не говорил уже много дней.
- Ничего, - ответил человек, поднимая сыр и мясо с огня и внимательно осматривая. – Почти готово.
Все еще не глядя в сторону Серегила, он снова потянулся к своему мешку и бросил что-то в кипящий котелок.

Через мгновение Серегил ощутил острый, богатый аромат чая. Настоящего чая из Зенгати, судя по запаху, не та вонючая масса вареных листьев и корешков, которую готовили в этих диких местах.

- Слышишь, девочка, у меня есть еще одна кружка. Ты можешь ее взять.

Это все решило. Или это был благородный парень, или достаточно ловкий, чтобы украсть у им подобных. Серегил медленно встал, готовый бежать, если человек окажется вероломным.

- Я не девушка, - проворчал он.

Наконец мужчина посмотрел на него, его усы искривились в подобии улыбки.
- Да, не девушка. Извини, парень. Ты так быстро убежал, что у меня не было времени как следует тебя рассмотреть. И тебе это не понадобится, хотя ты можешь держаться за него, если тебе так спокойнее.

Серегил посмотрел вниз и увидел, что все еще сжимает камень. Без сомнения, для крупного мечника это выглядело смешно, но камень он все равно не выпустил.
- Подходи, если ты голоден, - поторопил человек. – Я не собираюсь тебя обслуживать.

Серегил выбрался из колючих зарослей и, хромая, пошел к огню, стараясь не слишком приближаться к незнакомцу и держать костер между ними. Мужчина остался на месте, но наклонился вперед, что бы передать Серегилу палку с жареной едой.

Он принял ее, настороженно наблюдая, как человек взял кружку и перебросил ему. Серегил легко поймал ее, и поставил возле себя.

- Добро пожаловать. Меня зовут Микам, - сказал хозяин, держа руки на коленях так, чтобы Серегил мог их видеть; явно продуманный ход. Серегил не обратил внимания на выжидательную тишину, которая последовала за этой фразой. Он не называл своего имени ни одному тирфейе.
- У меня нет ножа, - сказал Серегил в конце концов. Фактически, это все, что он мог сделать, чтобы не грызть мясо и сыр прямо с палки, хотя это и было бы нормально, однако это плохая благодарность за предложенное гостеприимство.

Незнакомец достал нож из-за пояса и протянул рукоятью вперед.

Серегил снова напрягся. Если он потянется за ножом, отвлеченный едой и с палкой в одной руке, этому человеку будет просто схватить его за запястье.

Он еще не успел додумать, когда Микам положил нож на землю между ними и сел на место.
- Ты осторожный, не так ли? Хотя глядя на тебя, возможно на это есть весомые причины.

Уже было почти темно, но огонь освещал его лицо, и Серегил впервые смог посмотреть в глаза Микама с близкого расстояния. У него были светлые глаза, сейчас в них блестела дружелюбная насмешка. Серегил поднял нож и принялся за еду.

- Тебе также понадобиться это, - Микам бросил кусок черствого темного хлеба прямо на колени Серегилу.

Серегил еще раз посмотрел на него, догадываясь, что и этот жест не был случайным. Мужчина был умелым воином и хотел, что бы Серегил тоже это знал. Потертые ножны, висящие на боку, были сплошь поцарапаны, на тыльной стороне ладоней несколько шрамов. Он был крупным, почти на голову выше Серегила, с развитой мускулатурой, но двигался с естественной, плавной грацией. И хотя Серегил отлично владел мечом, Микам был из тех, с кем он предпочел бы драться плечом к плечу, а не сражаться против него.
А еще он пока не попытался причинить Серегилу вреда, хотя вечер только начался…
_________________________________

- Я возьму нож, если ты закончил, - сказал Микам, внимательно, но незаметно, рассматривая незнакомца. Он начинал раскаиваться в своих добрых побуждениях.

Это не только не была заблудившаяся девушка, как ему в спешке показалось, когда он шел по дороге, этот оборванный, лохматый парень к тому же был и не так молод, как он сперва предположил. Нет, он был фейе, к тому же настоящий чистокровный ауренфейе, судя по строению, благородной манере речи, и южному покрою тряпья. Что такой делал на берегах реки Килы, только Иллиору ведомо. Ни вещей. Ни лошади. Ни еды. Худой и грязный, как молодой самец весной. И такой же побитый. Кто-то недавно хорошо поколотил его, и, возможно, он это заслужил. В нем была твердость, которая уравновешивала это утонченное привлекательно лицо, и тяжелый взгляд холодных серых глаз, который так не нравился Микаму: это был взгляд побитого пса, готового броситься на любого. А еще он не назвал своего имени, честный человек так бы не поступил.
И, Микам отметил без особой тревоги, он все еще держал нож. Он протянул руку, чтобы забрать его, и его сердце упало, когда незнакомец умело подбросил нож в воздух, поймал за лезвие и метнул в него.

Неизвестно, какова была его цель, однако нож вонзился в землю в нескольких дюймах от левого колена Микама. Тонкое лезвие вошло в землю на 3 дюйма. Судя по усмешке парня, это было послание ему, и Микам добавил высокомерие к быстро растущему списку причин, по которым ему не нравился безымянный бродяга.

Но, вместе с тем, он вернул нож.

Микам легко выдернул его и вытер лезвие о штанину, прежде чем отрезать себе порцию.
- Ты ауренфейе, не так ли? – спросил он, чтобы посмотреть, сможет ли сбить с него спесь. – Прямо из Скалы, я бы сказал, судя по акценту и лохмотьям. Далеко же ты забрался от дома.

Этими словами он заслужил пораженный взгляд. Теперь его гость не выглядел таким самодовольным.
- Да. Но я не узнаю твой акцент.

- И не удивительно, - ответил Микам, стараясь подавить усмешку. – Я из маленького поселения в свободных землях за Фольсвейном. Оно называется Кавиш.

- Никогда о нем не слышал. Это в Майсене?

- На северо-восток за ней. Я работал на Золотом Пути, охраняя торговые караваны. Мне нравилось то, что я слышал о южных землях, и мне нравились люди, на которых я работал. Караванщики знали множество историй про Скалу и ее чудесные города, поэтому, когда мы добрались до Нанты, я решил продолжить путь и увидеть все собственными глазами.

- Вот так просто?

- Вот так просто.

Неожиданно незнакомец снова удивил Микама, на этот раз улыбкой.
- Значит, ты тоже далеко забрался от дома.

Микам моргнул. Казалось, из-под слоя грязи и спутанных волос на него смотрит совершенно другой человек. Тяжелый, настороженный вид соскользнул как маска, показав Микаму кого-то почти столь же молодого, как он предположил в первый раз.
И еще, он дрожал, заметил Микам. Рука, державшая хлеб так сильно тряслась, что сыр сползал.

Микам расстегнул плащ и дал ему, все еще стараясь не двигаться слишком резко, чтобы не напугать его.
- Тебе лучше накинуть это.

-Спасибо, - незнакомец взял плащ с еще одной поразительной улыбкой. Пристроив свой ужин на колене, он завернулся до самого подбородка, как будто была зима, а не теплая осенняя ночь. Несмотря на грязное лицо, когда лохмотья были скрыты, он имел более благородный вид. Микаму не довелось много общаться с благородными господами, но он узнавал их, когда встречал, и этот мальчик был благородного происхождения, в каких бы обстоятельствах не оказался сейчас. Он жевал еду медленно, а не набрасывался с волчьим аппетитом, потом опустил кружку в котелок и поднес к носу, его глаза было полуприкрыты, когда он вдыхал ароматный пар.
- Как давно я уже не пил такого, - пробормотал он.

- Перенял вкусы скаланцев, - сказал Микам, изучая гостя с все возрастающим интересом. – Я бы с большим удовольствием выпил хорошего пива, но это легче нести и оно поднимает дух.

Незнакомец отсалютовал ему кружкой, пролил несколько капель на землю для Четверки, а потом изысканно отпил. Микам наполнил свою кружку, и они сидели в молчании некоторое время, а на небе появлялись звезды.
_____________________________________

Когда по телу распространилось приятное тепло от выпитого чая, Серегил удовлетворенно вздохнул. Плащ Микама был теплым, и приятно пах. Этот человек бесплатно дал ему еду и не напал на него. Когда уютное молчание опустилось между ними, он позволил себе еще раз присмотреться к этому человеку. Микам не был красив, но у него была добрая улыбка и спокойные, непринужденные манеры, поэтому с ним было легко найти общий язык. Это было соблазнительно, так соблазнительно проникнуться к нему симпатией.

Ты еще больший дурак,
натянуто произнес внутренний голос.

Проигнорировав его, Серегил, приподняв бровь, посмотрел на Микама.
- Значит, ты не собирался меня грабить или насиловать?

- Так вот о чем ты подумал? - оскорблено спросил Микам.

- Извини, - поспешно сказал Серегил. – Я прошу у тебя прощения. У меня довольно давно не было особых причин доверять кому бы то ни было. Но скажи мне, зачем ты поднялся сюда за мной?

Человек так посмотрел на него, как будто Серегил спросил, почему небо голубое.
- Я увидел тебя с дороги. Ты был похож на человека, нуждающегося в помощи.

- На девушку, нуждающуюся в помощи, - напомнил ему Серегил.

Микам пожал плечами: – Не имеет значения.

Серегил смотрел в это честное лицо и чувствовал, как его решимость снова тает.
Прекрати! Он тирфейе. Всего лишь тирфейе…

- Ты не веришь мне? – рассердился Микам.

- Нет, я верю, - заверил его Серегил, глядя в огонь, чтобы избежать серьезного взгляда. – Верю.

- Тогда я думаю, я могу узнать, с кем разговариваю?

Дурак!
Завопил голос, когда Серегил наклонился вперед и протянул человеку руку.
- Прости мою грубость. Меня зовут… - Он запнулся, когда большая, грубая ладонь Микама сомкнулась на его руке. Его рукопожатие было теплым, твердым, обнадеживающим, и сопровождалось располагающей улыбкой. Серегил с трудом сглотнул, прежде чем смог договорить. – Меня зовут Ролан. Ролан Силверлиф.

@темы: Книги, Канон

Комментарии
2010-12-05 в 16:09 

syslim
Чистый флафф, сплошное добро!
О, вот как они познакомились... Спасибо за перевод!

2010-12-05 в 16:34 

кашатя
Временами у нее такое затаенно-счастливое выражение лица, как будто она втихаря съела торт ^^
Спасибо за перевод! :ura:

2010-12-05 в 16:34 

Hollywood sold out (с) Adam Lambert
Вот бы Линн написала полноценный приквел про них! *мечтает* Спасибо за перевод! :hlop:

2010-12-05 в 19:09 

Простите, маэстро, я пьян и слегка фамильярен, И музой замурзан. Давайте сыграем луной на полночном бильярде, Эй, звезды! По лузам!
Youku Toshiku мне тоже хотелось бы почитать длинную историю их отношений) но увы у Линн в планах такого нету (

2010-12-06 в 05:47 

Сегодняшний день обмену и возврату не подлежит… Проживите его круто!// Убийца голубей.
Спасибо за перевод!))

2010-12-06 в 15:13 

Aneex
Спасибо за перевод!:heart:

2010-12-06 в 19:49 

Юми~ко
Беспечная кошатница
Большое спасибо)))) Чудесный рассказ. Надо же, он представился Роланом. Интересно, при каких обстоятельствах Микам узнал его настоящее имя. Очень надеюсь, что Линн не отановится на достигнутом и напишет еще несколько таких же чудесных историй))

2010-12-13 в 20:50 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
~Sword Dancer~ Спасибо за чудный перевод! Да я уже давно мечтаю об этом приквеле, ещё в незапамятные времена! Почему так мало? Честное слово, мне хочется ещё!

2011-01-29 в 22:05 

Нет глазок - нет мультиков.
Спасибо за перевод! )))

   

NIGHTRUNNER

главная