Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:05 

Из цикла стихов по романам Линн Флевеллинг

Даниэль
Изгнанник из клана магов, с глазами, как серый ветер,
Уставший в краю холодном мечтать о зелёном лете.
Изгнанник из края солнца, чья грива - как чёрный ворон,
Постигший в проулках грязных искусство ночного вора.

Изгнанник земли на юге, с глазами, как серый вечер,
Когда серебристый сумрак ложится плащом на плечи.
Изгнанник с горящим сердцем, отступник с горящим взглядом -
Поймёшь ли ты правду, мальчик, о том, кто с тобою рядом?

О том, с кем судьба столкнула тебя в казематной вони,
За кем длинногривый ветер тебя по дорогам гонит?
И сколько ещё оттенков в глазах его тёмно-серых,
И сколько щитов незримых твои отражают стрелы?

Подай ему руку, мальчик - ты этого хочешь тоже -
Почувствовать взгляд горящий и жар от руки на коже.
Лететь по дороге вместе - копыта гремят о камни -
Лететь на коне так близко, вцепившись в него руками.

Луна пахнет конским потом, луна холодит кинжально,
И тонкие пальцы вора запястье и сердце сжали.
Как ветер, как чёрный ворон лететь по горам и весям,
Пока ни один не понял значение слова «вместе».

Как будто стрела из лука в заветную цель влетела,
И мальчик во время скачки прижался к нему всем телом.
Мишенью луна белеет - как солнце для всех безумных,
И маски слетают наземь, прозрачные, словно луны.

И пальцы сожмут запястье, сжигая колючий холод,
И сердце на миг застынет, и луной обжигая горло.
И волосы - чёрный ворон - в ночные вплетутся тени,
А пальцы сожмутся снова, кроша и ломая стены.

Глаза - словно серый ветер, и голос - как рокот моря,
Но только глаза и голос сегодня о чём-то спорят.
И где-то в ночи холодной, и где-то в краю далёком
Изгнание так нежданно окончилось раньше срока.

И пальцы сжимают пальцы, и ветер шипит змеино,
И гонит ночной дорогой, толкая и жаля в спину.
Но ветер ещё не видит, но ветер не понял правду -
О том, что их стало двое, идущих отныне рядом.



Бутылка в руке, луна в вышине.
Сердце в груди застряло.
Взгляд невесомый - как первый снег -
Раны коснулся старой.

Бутылка в руке - и что-то в груди
Сжимается, когти точит.
И выжжен луной долгий путь позади -
Все долгие дни, все ночи.

И что-то в глазах - как осколки зеркал -
Дробится в неверном свете.
Луна равнодушна, а правда горька -
И что ты ему ответишь?

Под пальцами бьётся чужая жизнь,
Чужая рука теплеет.
Ты - вор и убийца, но ты дрожишь.
Когда-то ты был смелее.

Белеет на тверди небес луна
И тянет паучьи нити.
Меж вами двоими стоит стена -
Пора перелезть, грабитель.

И голос твой - на мгновенье смолк,
И ты ни во что не веришь.
Хотя открываешь любой замок,
Проходишь в любые двери.

Когда-то - всегда - навсегда - изгой -
Нигде на земле не дома.
Но только отныне с тобой - другой,
Чужой - и такой знакомый.

И, глядя в былое, кусая рот,
Отбросив упрямый локон,
Ты скажешь о том, что и так старо,
И так - иногда - жестоко.

О том, кто есть ты - и о том, кто он,
О братстве нездешней крови.
Пытаясь вернуть безразличный тон,
Привычно ломая брови.

Бутылка пуста, а луна бела,
Под рёбрами лёд растаял.
Орёл или решка, была не была -
Какая игра простая.

И пальцы на пальцы ложатся вновь,
Бутылка с луной - разбиты.
И бьётся о пальцы чужая кровь
В одном с твоим сердцем ритме.

И, мягко касаясь руки - рукой,
Как ветер, как лист осенний,
Ты понял, что это - совсем легко:
Поверить в своё спасенье.

Поверить в него - и в его слова
В изменчивом лунном свете.
И в то, что ты молча его позвал -
А он в тот же миг ответил.

Поверить, что солнце прогонит мрак,
Расколет седые льдины.
Для вас этой ночью всё будет - так,
Для вас, для двоих, единых.

Вдвоём этой ночью легко дышать,
Легко говорить о прошлом.
Отныне свободна твоя душа
От этой проклятой ноши.

И ты понимаешь, что он простил
Все тайны и все секреты.
И он понимает, что он - как ты
И так же потерян где-то.

И ночь исполняет мечты и сны,
И в мире - таком пустынном
Ты долго молчишь этой ночью с ним -
«Возлюбленным, братом, сыном»…


Снова и снова терзать и себя, и струны,
Снова и снова твердить, что он слишком юный,
Снова и снова ловить его взгляд небесный -
Снова и снова в ответ отводить глаза -

Чтобы остаться всего лишь отцом и братом,
Чтобы не стать тем, кто предал тебя когда-то,
Кто изломал под покровом ночного леса
То, что срастить и исправить уже нельзя.

Тем, кто лишил тебя разом любви и воли,
Кто измарал твои руки в кровавой соли,
Кто разломал твоё сердце и мир на части
И кто остался, как камень, на дне души.

Ты был таким же, как этот наивный мальчик,
И ты поклялся, что с ним будет всё иначе -
Пусть даже сердце твоё бьётся слишком часто,
Пусть даже это покоя тебя лишит.

Прошлое ищет тебя в сновиденьях мрачных,
Лилию шрамов улыбка и память прячут.
Он будет счастлив, твой мальчик, спасённый где-то
На перекрёстке судеб, в урочный час.

И ты молчишь, и терзаешь себя и струны -
Взгляд отводить - иногда это слишком трудно,
Рядом идя по дороге ночного ветра
И вместо арфы касаясь его плеча.

Трудно молчать, а коснуться его - так просто.
Прошлое сгнило, рассыпался прахом остов.
Он - словно ты, но нашедший тебя - так странно -
В переплетении вечных путей двоих.

В тёмной ночи ты обрёл золотое солнце.
Он - это тот, для кого твоё сердце бьётся,
Кто исцелит одним взглядом любые раны,
Кто подарил тебе небо в глазах своих.


Разметав по страницам и пальцам чернильные строки,
Не сказав ничего и не зная, чего же ты хочешь,
Ты стремительно выйдешь под полог мерцающей ночи

И захлопнешь ногой за собой безответную дверь.

А он будет скучать в твоих комнатах, пыльных и пышных,
И, быть может, прочтёт эту песню, что ты ему пишешь,
Пока сам ты уходишь, как чёрная кошка по крыше,

Исцелить этой ночью пьянящий дурман в голове.

Он пока не поймёт, для кого эти рваные фразы,
И зачем-то пойдёт под луны испытующим глазом
В тот квартал, где горят фонарей разноцветные стразы,

Где под шёлковой маской хмельна мимолётная страсть.

Он не знает, куда его ноги несут неизбежно,
И зачем ему игры, такие ненужные прежде,
И стыдливо ресницы луна на мгновение смежит

Прежде чем серебристым плодом ему в руки упасть.

Ляжет карта судьбы, как на губы - развившийся локон:
Он услышит твой голос, поющий те самые строки
Неразгаданной песни - о том, как один синеокий

Покорил его сердце, об этом не ведая сам.

И тогда он войдёт, околдованный магией зова,
И увидит тебя - почему-то отныне другого,
И застынет в раскрытых дверях, без единого слова

Видя тонкие пальцы твои - не в его волосах.

Ты к нему подойдёшь, избавляя от всех искушений,
И луна на пороге сплетёт ваши серые тени.
Он опустит глаза, вспоминая о виденной сцене,

Вспоминая твой голос, поющий о тайной мечте.

Что он чувствовал в миг, когда встретил тебя в этом доме?
Кроме вспышки смущения, кроме неловкости, кроме…
И ты пел эти строки - он каждое слово запомнил -

Те, которые ты лишь ему предназначить хотел.

Это ночь откровений, когда он увидел иначе -
И тебя, и себя , то, что каждый старательно прячет,
И услышал твой голос, который ему предназначен -

Чтобы верить и чтобы искать в полуночной тиши.

Он увидел тебя и волос твоих чёрное пламя -
Всё, что видел так часто, но только другими глазами.
И слова твоей песни звенели струной между вами,

Сочетая, связуя, сплетая две ваши души.

Он однажды поймёт, разгадает все рифмы и ноты
Этой песни, что в чёрной ночи призывала кого-то -
Призывала его через все одинокие годы,

Призывала того, кого ты всё же смог обрести.

Он поймёт, вы поймёте - ведь это так просто и сложно -
Эту песню без слов, эти алые ноты на коже,
Когда рядом с тобой - тот, кто целого мира дороже,

Когда бешеным пульсом несутся по венам стихи.



В лунном молчании комнаты детской
Под фиолетовым ночи плащом
Боли прошедшего некуда деться -
Но кроме боли есть что-то ещё.

Тёплые плечи в объятьях застывших,
Шелест волос у кривящихся губ.
Шепчущий голос становится тише,
Точно шаги на глубоком снегу.

Детство разбилось давно на осколки,
Шрамами руки твои заклеймив.
Кровь облизали голодные волки
В дебрях иной чужедальней земли.

Кровь на руках - и своя, и чужая,
Где-то в груди остывала зола,
И голоса отовсюду визжали
О совершении чёрного зла.

Путь в никуда - сквозь холодные скалы,
Что изорвали и парус, и суть.
Слишком замёрзший и слишком усталый
Ты заблудился в пустынном лесу.

Лес - или древний причудливый город,
Где в полумраке танцуют мечи.
Ты превратился в артиста и вора,
Ты перемерил десятки личин.

И на приёмах, и в уличной драке
С вечной улыбкой кривящихся губ
Ты выделялся мучительно ярко,
Словно рубин на морском берегу.

Сколько колец бесконечной спирали,
Сколько разлук, обратившихся в дым,
Прежде, чем двое друг друга узнали,
Точно на небе сошлись две звезды?

Прежде, чем в чёрных волос твоих полночь
Снова вплелись золотые лучи,
Прежде чем всё, что терзало так больно
Это единство смогло излечить?

Прошлое здесь, в этой детской, всё так же -
Ты неприкаян и ты не прощён.
Боль, как и прежде, на грудь тебе ляжет -
Но кроме боли и кто-то ещё.

Светлые волосы, тёплые плечи,
Пламя щеки, осветившее тьму.
Ты обнимаешь его ещё крепче,
Ты застываешь, прижавшись к нему.

Ты обнимаешь его, узнавая
Сцену, которую видел в мечтах
И расцветает улыбка кривая
В самом углу молчаливого рта.

Чёрные волосы - в солнечно светлых,
Тонкие пальцы на тёплых плечах.
Алое пламя в груди вместо пепла,
И обвиняющий голос зачах.

И, собирая осколки и части
Детства, которое кто-то разбил,
Ты прижимаешь к себе своё счастье,
Эту мечту, обращённую в быль.

И в этой детской, хранящей секреты,
Где все разбилось и где всё сбылось,
Ты ему тихо расскажешь об этом
В облако светлых, как солнце, волос.

@темы: Серегил, Вариации-на-тему, Алек, Nightrunner

Комментарии
2015-02-19 в 15:27 

Akiva-san
auf der Suche nach jemandem wie dir
Спасибо вам, это очень красиво. :vo::white:

2015-02-19 в 15:54 

Даниэль
Akiva-san, искренне благодарю! :sunny:

2015-02-19 в 16:39 

Akiva-san
auf der Suche nach jemandem wie dir
Daniel, вдохновения на будущее. )))

2015-02-19 в 21:27 

Даниэль
Akiva-san, мерси! :attr:

2015-02-20 в 01:48 

Магия слова – необыкновенный талант, всегда им восхищаюсь, мне, увы, такого не дано. Спасибо Вам! Особенно понравилось последнее стихотворение, именно так все и представлялось и чувствовалось, когда читала книги…

URL
2015-02-20 в 05:57 

Оскар МакУайт
Тільки тоді, коли любимо ми, можемо зватись людьми.©
:heart:
Красиво, и чувство такое, будто только что перечитал все книги!
И да, замечательно вдохновляет на подвиги.))
Спасибо огромное!

2015-02-20 в 13:53 

Даниэль
Гость, Оскар МакУайт, и вам - бесчисленное множество раз - спасибо! :sunny:
То, что стихи напоминают о книгах, вызывают те же мысли и чувства - это самый прекрасный и главный комплимент! :love:

2015-02-20 в 22:14 

Оскар МакУайт
Тільки тоді, коли любимо ми, можемо зватись людьми.©
Daniel, я надеюсь, что это не последние, и мы слегка разбавили прозу на страницах сообщества. ;)

2015-12-11 в 12:00 

Сэриэль.
Если ты рождён без крыльев, не мешай им расти. (с)
:hlop:

   

NIGHTRUNNER

главная